Roman Panov: “Role of state institutions in Russian geological industry should increase”

Консолидация

 

– СМИ активно обсуждают вопрос консолидации холдингом геологических госактивов. К холдингу, как сообщается, могут отойти 14 компаний. Среди них называются – «Дальморнефтегеофизика», «Севморнефтегеофизика», «Сибнефтегеофизика» и другие. Каким будет следующий шаг в направлении консолидации предприятий?
 

– Согласно указу Президента РФ «Об ОАО «Росгеология», который был подписан в июле 2011 года, в состав холдинга должны войти 37 предприятий. Большая их часть уже переведена на баланс Росгеологии, по некоторым предприятиям работы еще ведутся. Полностью завершить процесс мы планируем в этом году. Что касается присоединения к нам каких-либо еще компаний, то пока конкретных решений нет. Со своей стороны могу сказать, что мы не исключаем такую возможность и, безусловно, будем приветствовать подобные решения.
Наша цель – создание глобального игрока, который сможет эффективно работать и выполнять задачи, поставленные перед геологоразведочной отраслью властями. Для ее достижения необходимо объединить весь бесценный опыт, накопленный ведущими предприятиями еще с советских времен, и выстроить наиболее эффективную систему управления консолидированными активами.

– Росгеология создавалась как стратегическое предприятие, основной целью которого являлось воспроизводство минерально-сырьевой базы страны. Изменилось ли что-то в основных вопросах стратегии холдинга с приходом нового руководства?

– Цель создания холдинга и его основные задачи определены Указом Президента. И новый менеджмент пришел именно для того, чтобы исполнить этот Указ в самые короткие сроки и максимально эффективно. Поэтому, конечно, о пересмотре целей и задач речь идти не может.
Другой вопрос – стратегия развития холдинга, в которой будет определено как именно мы будем идти к решению стоящих перед нами задач. Этот документ мы сейчас готовим и, надеюсь, его основные положения уже в этом году сможем обсудить с экспертным сообществом, Министерством природных ресурсов, Роснедрами.

Конструктивный диалог

– Роман Сергеевич, ваш предшественник сетовал на отсутствие взаимопонимания между Холдингом и Роснедрами. Судя по открытому совещанию с руководителями дочерних предприятий холдинга, этой проблемы больше нет. Или, еще рано об этом говорить?

– Никаких особых проблем во взаимопонимании с Роснедрами у нас нет. И холдинг, и Роснедра призваны решать общую задачу: а именно, служить максимально эффективному использованию российских недр. Могу сказать, что мы находимся в достаточно конструктивном диалоге с руководством Роснедр.

– Росгеология сегодня – спасательный плот, к которому обращены взоры большинства геологических предприятий. Действительно ли следует воспринимать холдинг средством, которое поможет возвратить к жизни геологию?

– Консолидация активов позволит каждому из них за счет синергии стать более эффективным. Дело не только в обмене опытом и совместной работе над развитием технологий, но и в централизованном управлении человеческими и материально-техническими ресурсами. Так, в рамках стратегии мы рассматриваем вопрос формирования кластеров геологоразведочных предприятий. Отдельное внимание, например, будет уделено морским работам. Центром формирования такого кластера должно стать «Севморгео».
Многие государственные геологоразведочные предприятия к моменту решения о создании Росгеологии находились в плачевном состоянии, некоторые были на грани банкротства. Износ техники составлял более 60%, и пока ситуация не изменилась. Такое положение дел требовало срочного решения: либо спасать эти предприятия, либо смириться, что бесценный опыт советских геологов будет утерян через банкротство таких компаний.
Наша цель – возродить предприятия, спасти этот опыт и сделать так, чтобы его использование было эффективным. Сейчас мы говорим о необходимости инвестиций в отрасль, реализации программы комплексного материально-технического перевооружения предприятий, входящих в Росгеологию. Это разовые вложения, которые окупятся во вполне разумные сроки, но позволят создать игрока, который станет лидером на рынке, и сможет решать задачи, которые стоят перед геологоразведочной отраслью в России сейчас.

Живые инвестиции

– Главная проблема, которая тормозила развитее холдинга – это отсутствие живых инвестиций. Удалось ли решить этот вопрос и как?

– Думаю, мы сначала представим на рассмотрение стратегию холдинга, в которой будут определены размеры необходимых сегодня инвестиций. После того, как эта стратегия будет одобрена, мы будем готовы говорить о том, какими мы видим пути финансирования намеченных к реализации программ.

– Каково, на Ваш взгляд, оптимальное соотношение государственного и частного участия в геологоразведке?

– Каким будет это соотношение – это не принципиальный вопрос. У геолого-разведочной отрасли в России сейчас много проблем и они требуют срочного решения. Должна быть компания, которая это решение сможет гарантировать. Учитывая, что геологоразведка – стратегическая отрасль, обеспечивающая функционирование сырьевого комплекса страны, на который приходится более трети ее ВВП, мне кажется логичным, если эта компания будет находится под прямым контролем государства.
Качество и структура разведанных запасов, которыми располагает Россия, за последнее время значительно ухудшились: легко-извлекаемые запасы уникальных и крупных месторождений отрабатываются, а новых масштабных открытий не совершается. В итоге, уже в ближайшее время страна может столкнуться с дефицитом по ряду полезных ископаемых. Мы оказались в такой ситуации из-за того, что геологоразведочная отрасль была сильно недофинансирована в последние пару десятилетий.
Объем ресурсов, направляемых на региональные работы был ограничен. Новые регионы не исследовались. Вся геологоразведка по большому счету была сосредоточена вокруг уже открытых и предоставленных в отработку месторождений и производилась, в основном, силами подразделений крупнейших добывающих компаний. То есть отрасль была нацелена на решение проблем конкретных недропользователей, а не на обеспечение прироста минерально-сырьевой базы в интересах всей страны.
Если мы хотим изменить ситуацию, то нам нужно признать, что участие государства в работе отрасли должно возрасти. Уже приняты определенные политические решения, разработана и утверждена Стратегия развития геологической отрасли до 2030 года. Согласно этому документу отрасль ждут серьезные изменения, которые, я уверен, позволят решить ранее обозначенные проблемы.

Альтернатива Мингео

– Станет ли Росгеология альтернативой МинГео СССР. Вернется ли отрасль к тому уровню эффективности, который был в советские времена?

– Проводить прямые аналогии между Мингео и Росгеологией я бы не стал. Мы располагаем далеко не всеми полномочиями, которые были у министерства. Но то, что с появлением холдинга появится ресурс для эффективного решения проблем отрасли, это очевидно.

– Как Росгеология будет взаимодействовать с внешними партнерами – частными российскими и иностранными компаниями?

На общих основаниях. Мы собираемся увеличить долю коммерческого заказа в нашем портфеле. Мы докажем, что Росгеология – надежный и интересный партнер для реализации даже самых сложных проектов. Кроме того, у нас самая широкая на отечественном рынке география присутствия. Это важное конкурентное преимущество.
При этом, я хочу отметить особо, что даже с учетом нашего интереса к росту коммерческого заказа, основная наша задача – это выполнение Указа Президента, то есть решение тех проблем, которые я обозначил ранее. Мы должны обеспечить устойчивое наращивание минерально-сырьевых ресурсов России, оценку и освоение новых регионов, а такая работа выполняется по бюджетным контрактам. То есть мы как государственная геологическая компания за основную будем принимать все-таки именно эту сферу работ.

– Каковы Ваши планы относительно геологического изучения российского шельфа?

– Указом Президента одним из приоритетных направлений деятельности Росгеологии определено геологическое изучение и выявление ресурсного потенциала континентального шельфа и акваторий внутренних морей, дна Мирового океана, Арктики и Антарктики. Так что, конечно, наши планы по данному направлению масштабны.
Основная сложность для нас лежит в плоскости законодательства, которое исключает возможность исследования шельфа по отдельным геологоразведочным лицензиям. Мы поддерживаем идею, которая была озвучена ранее, о разделении предоставляемых сейчас сквозных лицензий на разведочные и добычные.
Пока есть только сквозные, и мы можем заниматься геологоразведкой на шельфе только как субподрядчик одной из компаний, имеющей лицензию на разработку. Разделение лицензий, полагаю, должно дать толчок к изучению шельфа.

Валех Елчиев.          


Up