Интервью Романа Панова журналу "Экономика и ТЭК России"

«Росгеология» — серьезный инструмент в реализации Стратегии развития геологической отрасли России»

Три года назад был подписан указ о создании «Росгеологии» — холдинга, который объединил бы основные государственные геологоразведочные активы и стал бы гарантом выполнения задач, встающих перед отраслью. Насколько оправдала себя эта идея объединения госпредприятий? Как дальше будет развиваться холдинг? Какую роль он играет в развитии отрасли в целом? На эти и другие вопросы в своем интервью журналу «Экономика и ТЭК России» ответил генеральный директор ОАО «Росгеология» Роман Панов.

— Расскажите, как можно оценить современное состояние геологоразведки в России?

— В последние 20 с лишним лет в геологоразведку вкладывались очень ограниченные ресурсы, отрасль столкнулась с трудностями недофинансирования. В результате новых открытий не совершалось, и это привело к ряду серьезных проблем, которые стоят перед отечественной геологоразведкой сейчас. Минерально-сырьевая база России пока еще достаточна для обеспечения текущих и среднесрочных потребностей страны. Однако есть дефицит по некоторым видам рудного и нерудного сырья, потребность в которых в значительной мере покрывается за счет импорта. В последние 20 лет ухудшаются структура и качество разведанных запасов стратегических и дефицитных видов полезных ископаемых, интенсивно отрабатываются легко извлекаемые запасы уникальных и крупных месторождений, а среди вновь открываемых преобладают мелкие объекты с менее качественными запасами. По экспортно ориентированным видам сырья в нераспределенном фонде недр за единичными исключениями практически не осталось востребованных месторождений. До настоящего времени не сформирован предусмотренный ФЗ «О недрах» федеральный фонд резервных участков недр по стратегическим и дефицитным видам полезных ископаемых. В связи с истощением поискового задела и объема локализованных прогнозных ресурсов нарушена сбалансированность минерально-сырьевой базы. С 2005 года увеличение запасов нефти, газа, золота, угля, железных руд превышает уровень добычи. Однако основные объемы прироста получены на уже известных месторождениях. Крупных, по-настоящему значимых открытий почти не совершается. В частности, по нефти в последние 15 лет ежегодно открывалось в среднем около 55 месторождений со средними запасами в одном объекте от 2,5 до 6,0 млн тонн. Тем самым «свежих» запасов приращивалось от 140 до 330 млн тонн, из них по промышленным категориям — всего 25—40 млн тонн, или около 5% от годового прироста. Нетрадиционные и трудноизвлекаемые виды и источники углеводородного сырья практически не изучаются и не опоисковываются. Отсутствует система геолого-технологического доизучения и вовлечения в промышленное использование огромных объемов накопленных отходов горно-обогатительного производства.

Кроме того, очень ощутима интервенция на российский рынок международных игроков. В то время как США и Китай фактически закрыли внутренние рынки для иностранных геофизических компаний, в России активно работают американские Schlumberger, Halliburton, BakerHughes, Weatherford и другие.

Компании с иностранным капиталом расширяют свое присутствие в России путем поглощения профильных российских или создания совместных предприятий. Если их доля в 2000 году составляла всего 5%, то в 2012-м — уже 27%, а при отсутствии должного противодействия (например, развития государственного холдинга «Росгеология») рост иностранного присутствия может к 2020 году привести к контролю зарубежными концернами 50—60% рынка.

Учитывая нынешнюю политическую ситуацию в мире, санкции, которые вводятся против России, положение, когда контроль над такой стратегической отраслью, как геологоразведка, принадлежал бы компаниям с иностранным капиталом, на мой взгляд, просто недопустимо. Без достоверной геологической информации невозможны эффективные инвестиции в поиск, разведку и разработку месторождений нефти и газа. Цена ошибочных решений, принятых на основе неполных или некачественных исследований, может выражаться сотнями миллиардов рублей. На добывающий комплекс приходится большая часть ВВП нашего государства, геологоразведка обеспечивает возможности для его нормального функционирования.

— На ваш взгляд, решить проблему может развитие «Росгеологии». Достаточно ли у холдинга ресурсов, чтобы реально соревноваться с зарубежными конкурентами?

— Мы рассчитываем на значительное увеличение доли холдинга на рынке. Стратегия развития геологической отрасли до 2030 года предполагает комплексное решение существующих в ней проблем. Создание и развитие «Росгеологии» — один из основных инструментов ее реализации. Компания должна объединить имеющиеся у государства профильные активы, и за счет их синергии, а также оптимизации деятельности, приведения всех бизнес-процессов к лучшим корпоративным практикам, добиться их развития. Со временем холдинг должен стать крупнейшей в стране государственной геологической компанией, способной решать все профильные задачи, которые будут стоять перед государством. Конечно, чтобы создать такого игрока, сначала будут необходимы серьезные вложения — в частности, в модернизацию основных фондов, износ по которым сейчас довольно высок.

— «Росгеология» завершила консолидацию 37предприятий в 30регионах страны. Планируется ли дальнейшее расширение холдинга?

— Сейчас мы завершаем процесс включения в структуру холдинга «Зарубежгеологии», соответствующий указ был подписан Президентом РФ в феврале. С нашей точки зрения, для более эффективного выполнения задач, которые поставлены перед холдингом, было бы целесообразно докапитализировать его за счет присоединения еще ряда государственных предприятий. Это позволило бы собрать все технологии и компетенции внутри одной структуры и обеспечило бы последовательное технологическое развитие отрасли. Основная идея создания холдинга состояла в том, чтобы получить глобального игрока, который будет гарантировать выполнение всех задач, стоящих перед отраслью, обеспечит стабильное восполнение минерально-сырьевой базы нашей страны. Интеграция в холдинг других предприятий будет способствовать развитию «Росгеологии» до такого уровня в более короткие сроки. Наша стратегия учитывает это.

— Стратегия развития «Росгеологии» до 2020 года согласована. Расскажите вкратце об основных положениях документа.

— Наша цель — к 2020 году нарастить свою долю на российском рынке геологоразведочных работ до 20%. За счет органического роста мы сможем добиться лишь 6,4%. Остальное — за счет внутренней реорганизации, синергетического эффекта, роста производительности труда, оптимизации затрат, применения передовых технологий. Кроме того, как я уже говорил, мы рассчитываем, что к холдингу присоединится еще ряд предприятий. Интеграция геологоразведочных госпредприятий в структуру «Росгеологии» соответствует базовой концепции и основным положениям Стратегии развития геологической отрасли Российской Федерации до 2030 года, является наиболее экономически целесообразным и стратегически обоснованным вариантом их приватизации.

Основная идея нашей внутренней реорганизации будет состоять в том, чтобы привести холдинг в соответствие рынку, сделать ориентированным на его потребности, учитывать его тенденции и динамику при принятии инвестиционных решений.

Чтобы добиться этого соответствия, мы в первую очередь переориентируем наш портфель заказов на работы по УВС. Сейчас на них приходится более 70% общего объема российского рынка ГРР. И динамика роста ГРР по УВС выше подобной по ТПИ в среднем на 12% в год. Распределение выручки «Росгеологии» имеет несколько другую пропорцию: на УВС приходится лишь 47% общих объемов.

Мы приведем в соответствие с рынком и планы по региональному развитию «Росгеологии». Сейчас распределение предприятий холдинга не соответствует динамике рынка. Самыми перспективными регионами на сегодняшний день являются Дальний Восток и Восточная Сибирь: именно тут отмечается скорейший рост объемов ГРР, здесь в дальнейшем могут быть сделаны наиболее значимые открытия. Мы должны сосредоточиться на развитии в этих регионах.

Следует отметить, что по масштабам и охвату видов работ компаний, сравнимых с ОАО «Росгеология», на российском рынке нет. Поэтому мы уверены, что при грамотной организации работы холдинг может занять на нем достойное место. Мы рассчитываем, что при реализации всех мероприятий стратегии наша доля в работах по госконтрактам вырастет с нынешних 20 % до 80 %. Что позволит, безусловно, увеличить портфель заказов. При этом произойдет и внушительный рост коммерческого заказа. Мы ведем работу над этим.

 

Оригинал материала на сайте журнала "Экономика и ТЭК России".


Вверх