Олег Корчагин: "Инвестиции в геологоразведку - это инвестиции в будущее"

В ноябре в г. Москва пройдет международная конференция «Геологоразведка 2015», соорганизаторами которой выступают «Восток Капитал» и государственный геологический холдинг Росгеология. Мероприятие проводится второй раз. В прошлом году список его участников состоял из руководителей геологоразведочных подразделений крупных добывающих компаний, представителей профильных ведомств и министерств, нефтесервиса, научного и экспертного сообщества. В преддверии мероприятия на вопросы «Нефти России» о том, какие темы сейчас наиболее актуальны для геологической отрасли РФ, какое будущее ждет геологоразведку и как будет развиваться рынок в ближайшие годы, ответил начальник управления ОАО «Росгеология» по администрированию геологоразведочных проектов на УВС Олег Корчагин.  

 

- Олег Анатольевич, как отразились падение цен на нефть и замедление роста российской экономики на состоянии отечественного геологоразведочного комплекса? Наблюдается ли снижение производственных показателей или все работы продолжаются по заранее намеченному плану?

- Действительно, геологоразведочные программы – это то, на чем добывающие компании стараются сэкономить в первую очередь при падении цен на продукцию. Пока производственные показатели текущего года не подведены, но следует ожидать, что затраты на эти цели будут существенно ниже, нежели в прошлые годы. Объемы финансирования геологоразведки на углеводородное сырье на будущий год станут понятными в ближайшее время. Сейчас идет и уже практически завершился процесс обсуждения планов по новым объектам геологоразведки по всем федеральным округам, а также на континентальном шельфе и Мировом океане. Подготовлено много интересных перспективных проектов. Итоги будут обсуждаться предположительно в октябре. Тогда же станут понятны и масштабы финансирования государством геологоразведки в 2016 г. Что касается финансирования ГРР недропользователями, представляется целесообразным рассмотреть вопрос законодательного определения доли прибыли предприятий, которую они должны будут отчислять на эти цели. Важно понимать, что инвестиции в геологоразведку – это инвестиции в будущее. Не вкладывая сейчас в нее достаточный объем средств, компании рискуют столкнуться с дефицитом сырья уже в ближайшее время. Объемы геологоразведки в стране в связи с макроэкономической ситуацией за последний год сократились. Надеемся, этот тренд изменится в ближайшее время. При этом, могу отметить, что Росгеология от снижения цен на нефть не пострадала. Мы работой обеспечены. Наш портфель заказов за последний год даже вырос. Все текущие проекты реализуются в полном объеме.

- В последние годы в России фиксируется падение объемов поискового бурения. По данным «ВНИГНИ», с 2008 по 2013 год количество пробуренных поисковых скважин сократилось в 2 раза. Каковы в этой связи планы «Росгеологии» в сфере поискового бурения на углеводородное сырье? Планируется ли в перспективе наращивание данных показателей?

- К сожалению, объемы бурения в нашей стране, и правда, резко снизились и сейчас изученность ее территории этим методом крайне низка, особенно в некоторых регионах, таких как Дальний Восток. Между тем, именно поисковое бурение – наиболее эффективный способ получения информации о геологическом строении территории. Это единственный способ открывать новые месторождения углеводородов. Никакие другие методы – 3Д, 4Д сейсморазведка, новые технологии гравиразведки, активной и пассивной микросейсморазведки - позволяют лишь установить и уточнить поисковый объект, но не открыть месторождение, тем самым обеспечив реальный прирост запасов углеводородов. Новые инструменты не заменят бурения, они лишь позволят более детально поставить задачи по нему. В настоящее время в «старых» промысловых регионах, таких как Волго-Уральская нефтегазоносная провинция, Тимано-Печорская нефтегазоносная провинция, Северо-Кавказская нефтегазоносная провинция геологами выявлено тысячи перепективных на нефть и газ структур. Многие структуры были выявлены еще до 90-х годов прошлого века. Фонд подобных структур продолжал и продолжает наращиваться. Это огромный потенциал обнаружения мелких и средних месторождений нефти и газа. К сожалению, ввиду изменившейся в середине 90-х годов концепции государственной геологоразведки эти структуры остаются неопробованными. Учитывая это, можно констатировать, что снижение объемов бурения – тенденция для отрасли негативная, ситуацию необходимо исправлять. Для этого нужно совершенствовать подходы к постановке задач по геологоразведке на государственном уровне, а также вырабатывать способы стимулирования недропользователей к инвестированию в разведочное бурение. Росгеология, в настоящее время, в рамках действующего законодательства, осуществляет лишь параметрическое бурение скважин. Поисковое и разведочное бурение за счет госбюждета не проводится. Росгеология в свою очередь выходила с инициативой по расширению программы бурения параметричесских скважин – как на островах Арктического шельфа, так и малоизученных территориях. Считаем также необходимым в старых промысловых регионах провести анализ фонда перспективных структур, определить подходы к разбраковке выявленных структур при помощи традиционной уплотненной сети сейсморазведки и инновационными методами сейсмо-гравиразведки и приступить к бурению этих структур. По результатам поискового бурения станет ясно – пустая структура или нет. После открытия месторождения оно будет поставлено на баланс государства. Такой подход долгие годы практиковался в годы советской власти. Так были заложены основы ресурсной базы страны. В настоящее время для открытия новых месторождений нефти и газа требуется организация государственной службы бурения поисковых и разведочных скважин. Это единственный способ планомерного наращивания ресурсов углеводородов. Естественно, что нуждаются в особой проработке вопросы совершенствования технологий бурения и удешевления этого процесса. Особое внимание следует также уделить разработке механизмов налогового стимулирования поискового и разведочного бурения, направленного на поиски и добычу нетрадиционных нефти и газа. Технология поиска и добычи нетрадиционной нефти или метана угольных пластов требует постановки поискового и разведочного бурения в очень больших объемах, что ведет к удорожанию конечного продукта. Во многих странах, например, в США, Австралии, существует огромная система преференций этому виду деятельности для стимулирования работы с такими видами ресурсов.

- В начале сентября министр энергетики Александр Новак сообщил о планах увеличения добычи нефти на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири более чем в два раза. Как Вы оцениваете состояние ресурсной базы и геологоразведочных работ в данном регионе? Потребует ли такой «добычной рывок» проведения дополнительных ГРР, в том числе силами предприятий, входящих в состав ОАО «Росгеология»? 

- Восточная Сибирь и Дальний Восток являются на сегодняшний день самыми перспективными регионами, как для развития минерально-сырьевой базы в России, так и экономики нашей страны в целом. 
данная территория являются малоизученными в геологическом плане, здесь много «белых пятен» и есть хорошие возможности для совершения значимых открытий. Однако объемы ведущихся здесь сейчас геологоразведочных работ крайне малы и явно недостаточны для эффективного развития добывающего комплекса. Геологоразведка осуществляется в ограниченных объемах, в основном это региональные работы (ранние стадии изучения территории, позволяющие оценить ее перспективы и сделать заключения о целесообразности постановки дальнейших исследований), финансируемые за счет бюджетных средств. Частных инвестиций в ГРР, несмотря на все перспективы региона, практически не осуществляется. Сегодня необходимо думать о том, как привлечь инвестиции в геологоразведку в данных регионах, вносить изменения в нормативно-правовой базе, чтобы инвестору было интересно вкладываться в такие проекты, развивать инструменты государственно-частного партнерства. 
Добыча в регионе сегодня растет, строится новая транспортная инфраструктура, и это будет требовать постоянной «подпитки» в виде новых месторождений. На территории ДВФО геологические исследования проводят 7 ОАО, входящих в Росгеологию: «Амургеология», «Дальгеофизика», «Камчатгеология», «Магадангеология», «Приморгеология», «Георегион», «СахГРЭ». Кроме того, сейчас в стадии присоединения к холдингу находятся еще 15 предприятий, среди них 2, работающих в ДФО: «Дальморнефтегеофизика», «Ухтанефтегазгеология».

- Как Вы оцениваете возможности российских предприятий по геологическому изучению шельфа арктических и дальневосточных морей? Способна ли наша страна обойтись в этой сфере без привлечения иностранных корпораций?

- Способна. Отечественная геология обладает рядом уникальных компетенций и технологий, которые просто необходимо развивать. Да, развивать где-то в кооперации с иностранными партнерами. И все-таки, говоря про шельф, наша позиция такая: мы не должны просто пускать сюда работать зарубежных игроков, мы должны развивать свою геологоразведку, поднимать отрасль и все возможности для этого у нас есть.
Росгеология активно работает на шельфе, это стратегически важный для нас регион. 
Только за август между холдингом и Департаментом по недропользованию на континентальном шельфе и Мировом океане Роснедр было подписано 3 новых контракта. По одному из них будет вестись изучение углеводородного потенциала зоны сочленения структур Полярного Урала, Пай-Хоя и Западно-Сибирской плиты. Это морское продолжение Ямальской нефтегазоносной области. По второму будут оцениваться перспективы нефтегазоносности дна Енисейского залива. По третьему - Куршского залива Балтийского моря. Холдинг на постоянной основе ведет работу на шельфе по государственным контрактам. У нас здесь есть определенные уникальные компетенции, в частности, как я уже отметил, в области работ в зоне мелководья.
Арктика вообще является одним из наиболее перспективных регионов для восполнения минерально-сырьевой базы Российской Федерации. Здесь много «белых пятен», которые позволяют надеяться на совершение действительно значимых открытий. Кроме того, результаты уже проведенных исследований свидетельствуют о перспективах обнаружения крупных месторождений углеводородов и твердых полезных ископаемых, включая стратегические и остродефицитные. Геологоразведка в Арктике может стать основным двигателем социально-экономического развития региона. Проведение геологоразведочных работ будет способствовать развитию добывающего комплекса, инфраструктуры, логистики, и, как следствие, даст возможности для становления здесь и другого бизнеса. Следует отметить, что между Росгеология, департаментом Моргео и ФГУП «ВНИИОкеангеологи» в вопросах освоения шельфа и континентального склона имеется полное взаимопонимание. Недавно, 21-24 сентября 2015 года во ФГУП «ВНИИОкеангеология» в Санкт-Петербурге, прошло большое совещание посвященное вопросам выбора перспективных новых объектов геологоразведки на шельфе и континентальном склоне Российской Федерации – выбрано 11 действительно перспективных площадей, которые будут рекомендованы для постановки на них работ в 2016 году.

- В отечественном нефтегазовом комплексе сейчас происходит активный процесс импортозамещения. При этом, по оценкам экспертов, доля иностранных технологий и оборудования в сфере полевой геофизики достигает 90%, в программном обеспечении сейсморазведки – 95%. Планирует ли в связи с этим «Росгеология» мероприятия, нацеленные на импортозамещение?

- Предприятия холдинга традиционно были ориентированы на работу с отечественными поставщиками, но есть определенная номенклатура, которую приходится везти из-за рубежа ввиду отсутствия на сегодняшнем этапе российских аналогов, соответствующих по качественным показателям. Например, импортируем лабораторные комплексы, сейсморазведочные станции и системы регистраций данных. Холдинг активно включился в работу по импортозамещению. По технике для геологоразведки у России есть большой потенциал в наработках, при грамотном подходе к организации производства такого оборудования, мы сможем решить проблемы импортозамещения в среднесрочной перспективе. Например, петербургское "Севморгео" (входит в холдинг Росгеология) разработало уникальную технологию глубоководного бурения с помощью буровых комплексов донного базирования. Сейчас компания работает над изготовлением глубоководных буровых установок совместно с петербургским Средне–Невским судостроительным заводом. Значительные наработки в настоящее время имеются в части создания и внедрения отечественных програмных комплексов-системы обработки и интерпретации данных сейсморазведки, гравиразведки, электроразведки для поисковых целей. В разработке программно-аналитических комплексов участвуют такие учреждения как АО «СНИИГиМС», АО «ВНИИГеофизика», ФГУП «ВНИГРИ», Институт прикладной математики и геофизики Балтийского госуниверситета, АО «Центральная геофизическая экспедиция» и др. 
Безусловно, есть ряд направлений и технологий в геологоразведке и добыче полезных ископаемых, в которых доля импорта очень существенна, и здесь необходимо активизировать НИОКР, разработку собственного оборудования. Мы занимаемся этим вопросом в рамках наших компетенций. Сейчас, согласно Указу Президента Российской Федерации, к холдингу присоединяется ещё ряд предприятий, среди которых профильные научно-исследовательские институты, и мы, в рамках холдинга, планируем обособить данное направление и максимально интенсифицировать работу по нему в привязке к реальным потребностям отрасли.

- Как бы Вы могли оценить научную базу российской геологии? Нуждается ли она в существенном укреплении? Как развивается научная деятельность в рамках «Росгеологии» и планируете ли Вы ее расширение, в том числе за счёт включения в структуру холдинга новых отраслевых институтов?

- Инвестиции в НИОКР в геологической отрасли резко снизились в объемах в 90-х годах. Фактически научная работа остановилась, совершенствованию технологий уделялось минимум внимания. Сейчас задача Росгеологии восстановить былые позиции научного сектора в геологоразведке. Поэтому будет сформирован на базе холдинга кластер. Сейчас мы ждем передачи нам на баланс ряда научных институтов. В принципе, объединение предприятий геологического профиля должно дать стимул им для развития. За счет синергии повысится эффективность работы и управления производственными ресурсами, а объединение финансовых потоков даст возможность увеличить инвестиции в НИОКР и разработку новых технологических решений. Предприятия Росгеологии уже более года плотно работают прогрессивными научно-производственными группами, создающими новое оборудование и программное обеспечение для геологоразведки. В этой работе участвуют и другие предприятия и организации, имеющие достижения в области создания геологоразведочных технологий. Многие новые объекты геологоразведки, представленные на рассмотрение в 2016 году, например, по Центрально-Сибирскому федеральному округу, по Южному федеральному округу, предусматривают использование в работе инновационных подходов и методов. Как я уже успел отметить, хорошее взаимодействие сейчас намечается между исследовательскими группами АО «СНИИГиМС», АО «ВНИИГеофизика», ФГУП «ВНИГРИ», Института прикладной математики и геофизики Балтийского госуниверситета, АО «Центральная геофизическая экспедиция». Надеемся также на привлечение научного потенциала Сколково.

- В связи с кризисом многие малые и средние нефтегазовые компании, в том числе геологического профиля, переживают нелегкие времена. Поэтому неоднократно высказывались мнения о необходимости создания некой интегрированной структуры, которая помогла бы решить ряд проблем небольших предприятий. Могла бы «Росгеология» сыграть роль подобной структуры? Возможно ли дальнейшее расширение холдинга за счёт включения в него новых предприятий?

- Мы не исключаем возможности присоединения к холдингу других предприятий, речь может идти и об M&A. И, все-таки, это для нас сейчас не ключевой вопрос. Мы сосредоточены на выстраивании холдинга, включении всех перечисленных в Указах Президента предприятий в его состав, отлаживании бизнес процессов и выполнении тех задач, которые были поставлены перед холдингом государством. Холдинг должен стать драйвером развития геологоразведки в России в целом, мы работаем и над развитием технологий, и над совершенствованием нормативно-правовой базы, над привлечением инвестиций в этот сегмент. Поэтому для небольших компаний работа Росгеологии тоже должна принести определенный положительный результат.

- Многие российские нефтегазовые компании участвуют в добычных проектах за пределами РФ. Наблюдается ли аналогичная тенденция и в геологии? Планируют ли предприятия, входящие в «Росгеологию», расширять свою деятельность за рубежом, в частности – в рамках проектов по поискам и разведке углеводородного сырья? 

- Росгеология активно работает там, где исторически присутствовала советская геология, где хорошо помнят нашу школу тех лет: в странах Латинской Америки, африканского континента, Азии. Есть сегменты, где мы очень конкурентоспособны. Например, сухопутная сейсморазведка, поиски и оценка ресурсов твердых полезных ископаемых. Здесь мы эффективно можем конкурировать с канадскими, европейскими, американскими компаниями. Поэтому мы работаем за рубежом и собираемся наращивать там базу контрактов, так как потенциал иностранных рынков оцениваем высоко. 
Необходимость выходить на глобальный рынок обусловлена двумя факторами. Во-первых, высокой сезонностью геологоразведочных работ. Без решения задачи формирования контрактной базы на зарубежных рынках преодолеть низкую эффективность не получится. Второй фактор – это доступ к технологиям. Глобальная конкуренция заставляет тебя быть постоянно в тренде, обеспечивать ввод новых технологических решений. Даже ведущие компании, которые приходят на российский рынок, приходят сюда с отстающими технологиями. Поэтому выход на международный рынок стратегически важен: мы либо движемся с рынком в едином тренде, либо проиграли. Но при этом, хочу отметить, что все-таки Рсогеология – государственный холдинг, сформированный для решения государственных задач. Поэтому основной территорией работ для нас является Россия, и ключевыми задачами – решение проблем отрасли внутри страны.

 

Оригинал публикации в журнале "Нефть России" №9/2015

 


Вверх